vl09 (vl09) wrote,
vl09
vl09

Жанровый кинематограф Америки vs. авторское кино России.

Вестерн изменил Америку.



Вот как об этом говорит А Базен.

А.Базен отмечает, что отдельные мифы (ныне сказали бы «мифологемы») - миф Женщины, миф Коня, миф Пистолета и прочие сцепляются в «эпическую», по его выражению, картину сотворения Америки белым человеком.

А у нас, в российском кинематографе того же начала 20-го века, тоже было национально-образующее кино. Это авторский кинематограф.



В этом контексте Дз. Вертовым был выдвинут главный принцип - идея киноправды. Она открыла целую область кинематографа, где художники получили право на прямой разговор со зрителем, где действительность предстала в своем незагримированном облике и где искусство сблизилось с социальным исследованием. (История отечественного кино. 1969.)

Л. Кулешов разрабатывал приключенческие, комические фильмы ("Необычайные приключения мистера Веста в стране большевиков" - с документальными вставками), С. Эйзенштейн преображал старые жанровые средства "Броненосец Потемкин", В Пудовкин опирался на традиции реалистической литературы ("Мать"), Г. Козинцев, Л. Трауберг опираются на традиции цирка, буффонады ("СВД") - большое разнообразие, в котором возможен был возможен поиск более человечного кино. Авторы хотели уйти от свойства виртуальности кино, поняв уже тогда, что они как проклятие неотделимо от кинематографа. И доходили часто до противоположных результатов, вообще отказываясь от фабулы и сюжетности в монтаже.

С одной стороны документальное, неигровое начало, с другой - классическое, "низовые жанры", а в центре – исторические судьбы страны и ее народа, которые пережили и переживают гигантский по своим масштабам социальный перелом - эти составляющие кинематографа 1920-х гг. в совокупности с открытиями в области киноэстетики - потребовали иной терминологии применительно к жанрам. (Мастерство продюсера кино и телевидения. 2012.)

Появились работы в жанре киноэпоса, народного кинематографа: "Броненосец Потемкин", "Мать", "Земля".



Тем не менее задачи, которое ставило перед кинематографом государство не всегда совпадали с взглядом художников. На рубеже 1920-1930 гг. требовалась выработка четкой мифологии с определенными канонами.

Собственно не возможно перебороть природу кино для простого смертного режиссера, и попытки этого теперь кажутся слишком детскими.

Тем не менее подход к решению проблемы все же лежит через авторское кино. У нас примеров не мало.





Да автор может поддаться соблазну вседозволенности и создавать слабые ничего не значащие ленты. Поэтому в традиции российского, советского кино всегда входила идея цензуры - сильного давления государства, в сопротивлении которой появлялись вполне более менее приличные фильмы.

Были бы такими фильмы Гайдая без цензуры? - сильно сомневаюсь. Можно посмотреть на то, что он сделал, когда цензура ослабла - вялый "На Дерибасовской хорошая погода, или На Брайтон-Бич опять идут дожди."

Или взять фильмы Федора Бонарчука "Сталинград" - это же полное не понимание автором того, что нужно делать.

Именно поэтому современный кинематограф лихорадит - хороших авторов нет (или цензуры для них))), а жанровое кино слишком не наше.
Tags: СМИ, искусство, искусствоведение, история, кино, цензура
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 6 comments