vl09 (vl09) wrote,
vl09
vl09

Графомании псто.

Это было написано мной примерно в году 1992–м, как глава повести. Под впечатлением от поездки на картошку перед первым курсом технического вуза. Мы, студенты, там жили недели 2. На сегодняшний день повесть утеряна. Восстанавливал по памяти. Все пишут и мне захотелось. Вот.
Жанр – вроде хоррор.




Снаружи собирался дождь, в окнах темнело. Максим на несгибающихся ногах зашел в белую комнату стерилизованную режущим светом. Позади осталась ворчливая очередь. В кабинете встречала врач. Сильно мешал неуместный пакет в руках, хотелось побыстрее от него избавиться.

Женщина оторвалась от писанины внимательно посмотрев на вошедшего. Молча указала на стул. Медсестры почему–то не было.

Макс присел. Шевелюра женщины в белом халате выглядела горшком. Черты её лица – грубые, губы – толстые и причмокивающие. В довершение доктор носила круглые очки. Чем очень походила на Новодворскую.

Новодворская невыносимо долго строчила в чьей–то медицинской карте неразборчивые каракули, потом наконец подняла глаза:

–Ну, на что жалуемся, молодой человек?

Он вздрогнул так, словно не ожидал вопроса:

–Кашляю, чихаю…

Доктор отреагировала с таким видом, будто всю жизнь слышала эти слова:

–Простыл? Температуру мерил?

Она взяла протянутую карту и начала ту же работу – заполнять чистые страницы дивно зашифрованной информацией, но теперь уже о его здоровье.

–Нет, не простыл… И температуры нет. – Сердце бешено заколотилось. Закраснели уши. В этот момент он чувствовал себя последним идиотом: зачем было приходить? Медикам нужно, чтобы обязательна была температура.

–Да? А что же тогда случилось? – спросила она с недоумением.

–У меня аллергия… – вдруг он почувствовал нехватку воздуха и добавлял он совсем упавшим голосом: –… на шерсть кошек. – А последнее далось совсем трудно: – …и на траву…

Доктор ответила бодро. Не в первый раз, ведь:

-Хорошо, нужно пройти полное обследование. Я дам направление к аллергологу. Пройдешь тесты на аллергены. Потом мы посмотрим и назначим лечение… Точно на траву?..

В голове мутилось, он шумно вдохнул воздух. Она переспросила про траву? Может быть ему показалось? Трудно врать по то, чего нет. Не было у него никакой аллергии, ни на кошек, ни на траву, ни на холод, ни хотя бы жалкого ОРЗ… Он с опаской посмотрел перед собой. Новодворская только писала и вроде ничего не спрашивала. За окном налегали тучи, отчего внутри кабинета становилось совсем как на залитой светом сцене. По крайней мере он себя так ощущал. Только свет был какой–то пронзительный и колючий. Он оценил обстановку: ну да, ни одной лампы накаливания, на потолке посреди кабинета – длинный светильник, да еще на стенах. С люминесцентными лампами. Они всегда так светят – холодным светом. Зачем только их столько много? Может она в своих очках плохо видела?..

Она оторвалась от писанины и посмотрела на него. Ласково. Так ласково, как только может смотреть медицинский работник.

Обычно в этот момент происходил простейший осмотр: доктор должен был брать стетоскоп, выслушать легкие и сердце.

Но она не торопилась.

Чтобы разрядить обстановку он начал говорить. Похоже пришло время. Тем более сказать об этом все равно бы пришлось.

–Я поступил в институт…

–Так… – ободрила она его. Но глаза неожиданно блеснули.

–Удачно сдал экзамены, меня зачислили. И теперь нам всем предстоит практика. В учхозе. На сборе картошки. – Нужно переходить к делу, пока она слушает. – Там очень холодно, сыро и нужно будет все время брать руками траву… А у меня же аллергия. Мне нельзя. Там нет условий для моего здоровья… Не могли бы вы… я бы очень вас попросил… дать мне справку с освобождением от этой практики… я был бы очень благодарен… я принес…

–Принес? – вдруг не справившись с повышенным тоном перебила женщина. А очки стали непрозрачными. В них что–то отражалось… наверно медицинский шкаф.

–Принес, – утвердительно ответил Макс и поставил на стол из пакета шампанское и коробку дорогих конфет. В виске стучала предательская мысль: «мало».

Она улыбнулась. Очень тщательно улыбнулась. Так что показались зубы. Подгнившие и черные.

–Очень хорошо, что ты все это мне принес. – Сказала она, но к подаркам не прикоснулась. А вместо этого встала и уперлась толстыми руками в крышку стола. – Очень хорошо. Золотой ребенок. У нас ты можешь получить справку. Мы поможем… – она «съела» слово. Он не расслышал. – Но! Ты должен кое–что для нас сделать. Совершенную малость, дорогой мой!

Доктор вышла из–за стола и попятилась к открытой двери во вспомогательную неосвещенную, темную комнату, а ветер в этот момент ударил в окно. Туча на улице клубилась. Рука ее легла на выключатель:

–Нужно чтобы ты прошел небольшой осмотр.

Она включила свет, грохнул раскат грома, и Максим чуть не лишился сознания: комната была заставлена стеллажами с ножами, тесаками, кляпами, пилами, клещами, тисками, «зубами», обручами, крюками, щипцами… Внизу виднелись стулья с шипами, шейные ловушки, разрыватель груди, дыба и еще очень много инструментов, назначение которых сразу понять было невозможно. Все они поблескивали холодным черным лаком. Какой–нибудь английский Потрошитель или американский Фреди Крюгер позавидовали бы этой коллекции.

Ветер стал бить в окна. А врачиха лыбясь во всю ширь и покачиваясь как лунатичка шагнула к Максиму. Он увидел ее безумные глаза.

– Я должна тебе кое–что сказать! Это очень важно!

Окно распахнулось в кабинет. Вспыхнула гигантская молния, как пушечные выстрелы взорвались раскаты. Ветер вмиг снес со стола бумаги. Стеклянные шкафы лопнули миллионом осколком стекла…

Максим вскочил тяжело дыша и ощутив себя мокрым и сидящим в кровати понял, что это сон. А в голове еще звучало: «Я должна тебе сказать, мальчик мой! Сказать! Это очень важно!» Пока совсем не затихло.
Tags: глава, кошмар, типо литература
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 11 comments